Папина дочка. Интервью с Григорием Белинским

Недавно в журнале «Оптима» (приложение к израильской газете «Вести») вышло интервью с необыкновенным папой. Впрочем, таких замечательных пап становится всё больше и больше, что не может не радовать. С разрешения редактора газеты «Вести» я публикую интервью у себя в блоге, потому что им просто невозможно не делиться. Читайте, и вы всё поймёте сами.

После рождения ребёнка, все начинают спрашивать молодую маму: «Ну как? Что  чувствуешь? Как справляешься?». Всех интересует её состояние, а что чувствует отец?

Однажды в жизни молодой пары наступает момент, когда жена сообщает о беременности. Что испытывает муж? Потрясение. Даже если ребёнок очень желанный, всё равно его рождение перевернёт жизнь. Мужчина наблюдает за женой, чей живот растёт, а настроение меняется каждую минуту. Его же гормональный фон сохраняется на том же уровне, а родительский инстинкт пока что спит. И просыпаются только при виде новорождённого. Или вовсе остаются в режиме сна.

О своём родительском опыте рассказал 36-летний Григорий Белинский, хороший друг моего мужа. У его жены до беременности был опыт общения с детьми: Надя – детский психолог. Для Григория всё было внове. Тем более что беременность наступила далеко не сразу.

Мы решили завести ребёнка шесть лет назад, но всё оказалось не так просто, как мы думали. Мы ходили к врачам, пробовали разные способы, затем выяснили, что у одного из нас есть проблема, и пришлось пройти процесс искусственного оплодотворения.

 

Как протекала беременность?

— У Нади практически не было токсикоза, может, чуть-чуть.  Мы всё ждали, когда же наступит этот страшный токсикоз, о котором все говорят. Полгода прошло, а его всё нет. Мы поняли, что и не будет. Единственное, что омрачало картину, — это жаркое израильское лето, которое пришлось на конец беременности. Всё остальное прошло хорошо.

nadya

Какая была у тебя роль? Ты сопровождал жену на обследованиях?

— У меня была самая главная роль, потому что у нас в семье я занимаюсь заказами очередей к врачам. Поэтому я был в курсе имён всех врачей, знал названия всех процедур. Я находился рядом с Надей на всех УЗИ. Единственное, что я пропустил, — первую  экскурсию в роддом. Я был в командировке, и с Надей пошёл мой брат. Врачи подумали сначала, что он отец (смеётся).

Ты присутствовал на родах?

— Конечно. За три-четыре недели до родов мы прошли курс подготовки, много читали сами. И хотя нам сказали, что в Израиле на роды можно пригласить хоть всю семью, мы решили быть вдвоём.

Схватки начались в десять вечера. Мы не поняли сначала, что это: роды должны были начаться лишь через неделю, мы ещё думали сходить в ресторан, отметить годовщину нашей свадьбы – как раз девять лет.  Но  этот день провели в больнице и получили вот такой подарок. Я присутствовал от начала и до конца, даже  перерезал пуповину.

И как ощущения?

— Это невозможно выразить словами.

Есть масса историй о том, как мужчины присутствуют при родах жены, и их отношения потом портятся…

— Мне кажется, это миф. Ещё на курсах подготовки к родам нам сказали, что решение относительно присутствия мужа на родах должно быть совместным. Если мужчина не уверен, не хочет, боится, то лучше не надо. Я был готов к родам, ничего страшного в этом не видел. Ведь не сам принимаешь ребёнка, это делают профессионалы.  Присутствие мужа необходимо, как мне кажется, самой женщине.

Что ты испытал, когда взял на руки своего ребёнка?

— Мне кажется, у меня была нестандартная реакция. Я вижу этого маленького человечка, держу на руках, а в голове вопрос: «Как люди отказываются от детей?». Потом меня ещё всю ночь этот вопрос мучил.

grisha-i-adel

Что для вас  с женой оказалось сюрпризом?

— То, что ребёнок спит по ночам.

Да ты что? Долго спит малышка?

— Достаточно. Пару раз ночью просыпается, и всё. Мы получили много разных советов по поводу того, как должен спать ребёнок. Но, как современные родители, решили идти своим путём и использовать информацию, которая нам больше подходит.

Основные человеческие инстинкты подсказывают, что ребёнок должен быть рядом с родителями. Часто Надя кормит дочку по системе, которая называется skin-to-skin, то есть «кожа к коже». Это ведь так естественно: ребёнок плачет – его надо к себе прижать, он хочет быть на руках – его надо взять.

Многие пугали нас: вот приучите к рукам, а потом будете мучиться. Мы не задумываемся, что будет потом. Когда дочке будет два-три года, она уже не захочет постоянно сидеть на руках. Наши советские стереотипы, когда надо запеленать ребёнка и оставить плакать в кроватке, – это дикость. Или то, что ребёнок должен отдельно спать, — мне кажется это неправильным. Кроме того, за первые пару лет на руках ребёнок так пресытится близостью с родителями, что потом будет более самостоятельным.

Как быстро наладился ваш быт после рождения ребёнка?

— Я думаю, мы до сих пор его налаживаем. Я полностью отказался от своего свободного вечернего времени. Раньше я мог прийти домой, заняться своими делами, сейчас это невозможно. Но я был готов к этому. Мы долго шли к рождению ребёнка, так что изменений, которые бы застали нас врасплох, нет.

Какой момент в жизни с ребёнком ты считаешь самым приятным?

— Когда дочь мучают колики, а я беру её, она успокаивается и засыпает у меня на руках.  Пока что это самое сильное отцовское переживание. Интересно, что Наде успокоить  дочку труднее – наверное, потому, что от мамы пахнет молоком.

А что оказалось самым сложным в жизни с ребёнком?

— Самым сложным? Надо подумать. Нет, я ещё не придумал. Не знаю, что самое сложное.

Ваши отношения с женой как-то изменились?

— До рождения ребёнка мы были много лет вместе, успели пройти все привыкания, притирания. И к рождению ребёнка прошли огонь и воду. Нет у нас сильных разногласий, пока мы это не прочувствовали.

То есть всё осталось также?

— До рождения ребёнка мы были много лет вместе. Беременность далась нам нелегко, и этот путь мы тоже прошли вместе. Так что если наши отношения и изменились, то только в лучшую сторону.

Замечаешь ли ты в себе какие-то изменения?

— Я теперь думаю не о себе. Стал смотреть на других детей, родителей. Захожу в детские магазины. Стал чаще задумываться о смысле жизни. Теперь мы хотим и второго ребёнка.

То есть не возникла мысль  «никогда больше»?

— Нет. Мы столько слышали о депрессии, что со страхом ждали этого момента, но когда появился первый симптом, смогли всё исправить с помощью «шопинг-терапии».  Надя мне сказала: «Давай сходим в торговый центр. Чувствую, что-то такое начинается…». Мы пробежались по магазинам, и ситуация исправилась. Конечно, Надю выручают мои родители, которые всегда готовы помочь. И мы не сидим дома, стараемся ездить на море. Ходим в бассейн с дочкой. После бассейна она так сладко спит!

Что бы ты пожелал мужчинам, которые думают, сомневаются, становиться ли им отцами?

— Не думать и не сомневаться. К этому событию в жизни надо подходить с ясной головой, быть готовым к изменениям. И принимать их не со страхом, а  естественно. Слушать своё сердце, интуицию. Они подскажут, как поступать правильно. Потому что ни в одной книге нет совета, который полностью подойдёт именно вашему ребёнку.


Фото из семейного архива

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *